Три рецензии

____Автамонов Игорь «Грозди. Стихи, поэмы, сатира», — Лос-Анжелес, 1977.

Газетные вырезки с рецензиями были вложены в книгу Игоря Автамонова «Грозди». Информацию об этой книге, имеющейся в моей коллекции, я недавно добавил на сайт. Недолго поразмышляв, решил опубликовать у себя еще и текст данных рецензий, тем более что найти их, рассыпанных по разным изданиям, возможному исследователю было бы крайне трудно.  Подталкивает меня к публикации и тот факт, что книги с автографами всех трех авторов  рецензий в коллекции уже имеются. Я говорю о Юрии Терапиано, Ариадне Делианич и Вячеславе Завалишине. Кстати, несмотря на то, что одна из рецензий подписана лишь инициалами В.З-н, я практически на 100 % уверен, что под ними скрывается именно Вячеслав Клавдиевич.

Ю.Терапиано «Новые книги»

Новая книга стихов Игоря Автамонова «Гроздья» (здесь ошибка, сборник называется «Грозди» — М.Д.) и по своей тематике, и по стихотворной фактуре, и по лирическому настроению органически связана с его предшествующим творчеством.

Поэт переживает все то, что выпало на долю современного человека, особенно нас, русских изгнанников, но вместе с тем, его тревога о человеке идет и глубже, он стремится осознать метафизические проблемы, стоящие перед человеком во время его «странствия земного»; начало духа, религиозные мотивы и вопрос о свободе человеческой личности всегда его волнуют.

Прошлое, ушедшее вглубь веков, но все же связанное и посейчас с нами, привлекает его всегда, вероятно, именно поэтому.

Когда раскрываю старинную книгу,
То, кажется, музыка прошлых веков
Струится, и хочется этому мигу
И чувствам наплывшим, — отдаться без слов.
 
Мне слышится в музыке колокол вече,
И ночью тревожный набатный удар,
И свист удалой, и жестокая сеча,
И заводей тишь, и гудящий пожар… 
 

В книге множество стихотворений, в них и личное, любовное отношение к отдельным людям, и к жизни, и к красоте мира – удачные пейзажи, и, конечно, мысли и память о родине и о тогдашних трагических событиях.

Но трудно в кратком отчете дать необходимые цитаты и сказать обо всем. Поэтому остановлюсь лишь на том, что особенно нас задевает. Запоминается, например, такая глубокая вещь, как «Икона», написанная с большим лирическим подъемом; интересно стихотворение «Сакия-Муни и Магарабжа» («возражение Д.С.Мережковскому»).

Не знаю, что бы ответил Д.С.Мережковский Автамонову, но Будда у Мережковского склонился до земли, чтобы отдать свой алмаз»бродягам бездомным», а у Автамонова Будда сурово судит земных людей вообще:

«Отвечай, доволен ли ты нами?
Человек – ведь это гордый звук!?
Решено давно так мудрецами,
Отвечай!.. Хотя б движеньем рук!»
 
Он умолк… И в храме сбылось чудо!
За людей, исполнившись стыда,
Тихо каменные веки Будда
На глаза надвинул – навсегда». 
 

В заключение, из отдела «Заметки на полях тетради» приведу все-таки прелестное стихотворение «Шарик».

Пустили шарик по рулетке, —
Шуршит, как будто режет лед,
Бежит, бежит в цветистой клетке,
Кому-то счастье принесет…
 
А я кручусь всю жизнь, все время,
И счастье все хочу догнать…
Уходят дни…. Лысеет темя…
В рулетку, что ли, поиграть?..
 

«Русская мысль» №3158, 30 июня 1977 (четверг)

В.З-н «О новом сборнике И.Автамонова»

Автамонов. Рецензии 1«Грозди» — так называется новый сборник И.Автамонова, куда включены поэмы, стихи, сатира.

Взглянув на обложку сразу же хочется спросить автора: а не лучше ли было бы озаглавить сборник – «Гроздья»? Словари русского языка допускает и ту, и другую форму, причем отмечается, что слово «Грозди» в наши дни архаично.

Но прочтя сборник видишь, что он действительно несколько архаичен; впрочем было бы вернее говорить о взаимодействии архаической стилизации и современных ритмов в стихах И.Автамонова.

Представьте себе автомобиль, который вместо трейлера тянет на буксире старинную карету, и вы получите представление о творческом методе автора сборника.

Поэт совершает поездку в прошлое, сделав остановку в 80 годах XIX века.

Когда читаешь стихи Автамонова, кажется, что держишь в руках журнал «Всемирная иллюстрация» или ранние экземпляры «Нивы». И все же стихи эти могут вызвать у читателя интерес, подобный интересу, который испытываешь, когда видишь старинные фамильные пистолеты, старинную табакерку или вазу, что стояла в помещичьей усадьбе XIX века. Это не подражание, а именно стилизация.

Тем более неожиданным и притягательным представляется стремительный полет стиха в современность, в ХХ век. Правда такой полет занимает количественно незначительную часть сборника. Но тут сразу меняется все – лексика, образ, ритм, точно эта часть сборника написана совсем другим поэтом. Такую контрастность поэтической техники Автамонова можно вполне принять и оправдать, если вспомнить, что автор сборника по образованию и роду занятий – авиаконструктор.

Автамонов живет интересами своей профессии и воспоминаниями о России, утраченной его предками. Эта-то контрастность и привела к тому, что у автора образовался свой круг читателей.

Особняком в сборнике стоит своеобразная по мысли поэма «Архимед», где изображен острый конфликт между учеными и тиранами.

В сатирической части книги выделим дифирамб институткам, без которого вся жизнь русского зарубежья «как ночь слепая без огней». Институтки «наредкость кулинарны» («хоть подгорел, но вкусен суп») и гостеприимны (гостей встречают хлебом-солью «ковры, наливки и коты»). Собственно, это не сатира, а дружеский шарж.

В заключение укажем на примечательное авторское предисловие, где тепло и сжато рассказывается об истории объединений русских поэтов в Америке.

«Новое Русское Слово», 17 мая 1977 (вторник)

А.Делианич «Грозди» Игоря Автамонова»

Автамонов. Рецензии 1 (2)Ни в коем случае не смею присвоить себе звание оценителя и критика поэтических произведений, так как я – прозаик. Сразу же прошу принять это слово в его основном значении как автора и ценителя прозы, как литературы, а не человека «с мелочными, узко практическими взглядами». За все годы моей работы в «Русской Жизни», я никогда не бралась за отзыв о трудах поэтов, передавая их произведения, собранные в книгу на первом месте о. Алексею Павловичу, самому поэту, очень скромному и стыдливому, хранящему свои вещи для себя, но литературно высоко образованному и обладающему чутьем и вкусом.

Все-таки, моя многолетняя духовная связь с Игорем Александровичем Автамоновым, автором «Рогнеды», поэмы, изданной при участии «Русской жизни» и других произведений (главным образом поэтических, но и в прозе), вызвала искреннее желание поделиться своими впечатлениями о его новом сборнике стихов «Грозди», недавно вышедшем «в самиздате». Прибегаю к этому слову, так как книга издана «своими трудами». В ней и газетный шрифт и машинопись. Правда, только таким «самиздатным» способом и можно при нынешней безумной дороговизне книгопечатания, разрешить себе роскошь отдать все произведения в руки издательских наборщиков, верстальщиков, печатников и пр. и пр. Понятно желание автора оставить после себя то, что писалось годами, вырезалось из газет и журналов или бережно, напечатанное дома на машинке, складывалось в отдельную папку. Так пусть пестрят «разночинные» странички. Важно содержание. Важна мысль. Важен дар…

Игорь Автамонов рожден быть поэтом. Жизнь сделала его инженером и, может быть, по мнению высокопросвещенных ценителей, у него не всегда было время изучить все «правила» писания стихов. Это для меня имеет второстепенное значение. У Игоря Автамонова есть и ощущение серьезности, передача высоких идей и широкий, безобидный юмор. Нельзя перечислить все то, что бросается в глаза, что говорит уму и сердцу и остается в памяти…. Однако пусть каждый прочитает стихи «На панихиде по Царской Семье», «Легенду об Атлантиде», посвященную А.И.Солженицыну, «Девятнадцатого ноября» (знай я об этом, вспомнив этот сонет, поместили бы его как предисловие в книгу Леонида Павлова «Тебе Андреевский Флаг», «Икона», «Кто без греха…», «Каин». Эти вещи ярко отражают, как в зеркале, духовный мир поэта.

Меня, по своему глубоко затронули «Журавли и чайки» и мне хочется, чтобы они были повторены в этой рецензии.

«…Я слышал в песне будто бы солдаты
В сраженьях павшие за честь родной земли,
По небу кружат, что они крылаты,
Летают клиньями, как утром журавли.
 
И мне представилось, что души ссыльных,
Людей замученных по разным лагерям,
В застенках, в тюрьмах, — в той стране обильных,
Как чайки белые слетаются к морям…
 
И там летают низко над волнами,
Страшась земли родной, боясь своих друзей,
Семью припомня, вдруг махнув крылами,
Застонут, закричат в обиде на людей…
 
Не торопясь – скользят, как невесомы…
Из тьмы!.. Им, как снежинкам в бурю нет числа!
И голос в стонах чудится знакомый…
И долог взмах прощальный белого крыла…
 

Меня и безусловно всех прошедших тот страшный путь с 1920 г., когда мы покидали навсегда Россию и послевоенные годы выдач потрясает стихотворение «Новости». Все это виданное, пережитое так ярко нарисовано Игорем Александровичем. Так может написать только тот, кто ребенком покинул Родину и затем через широко открытые глаза, прямо в сердце воспринимал трагедии сотен тысяч людей, наших, русских людей.

С большим чувством написано стихотворение «Когда погиб Король…» памяти Александра IКарагеоргиевича, короля-рыцаря погибшего в Марселе 9 октября 1934 г. С любовью посвящено стихотворение к юбилею «Русской Жизни», всегда дружившей с автором. Но отсюда перейдем к «Заметкам на полях тетради».Кажется, что иной раз, даже на сложной и ответственной работе инженер авиастроительства вдруг задумавшись, уловив короткую мысль, может быть тонким острием карандаша даже на полях чертежа-черновика, набрасывает ее на бумагу… Шутки и сатиры представляют собой последний и самый короткий отдел. Они, как я уже сказала – беззлобны и легки.

«Грозди» Игоря Автамонова, хотя книга была, как он обещал, прислана мне одной из первых, где-то загуляла и пришла через месяц, если не больше в сильно измятом конверте. Рецензия на этот сборник в «Русской Жизни» пера д-ра Нины Буровой уже помещена, но мне хочется (именно хочется) откликнуться на нее и пожелать, чтобы она украсила многие библиотеки наших соотечественников. Она того стоит.

«Русская Жизнь», предположительно 2 июня 1977 г.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Заполните все поля, чтобы оставить отзыв. Ваш email не будет опубликован.

Войти