Автамонов Игорь Александрович

avtamonov(11 апр. 1913, Севастополь — 26 апр. 1995, Лос-Анджелес)

Родился в семье капитана I ранга, служившего на Черноморском флоте. В конце гражданской войны, при уходе флота из Севастополя, отцу удалось взять с собой и семью. Таким образом они попали в Бизерту, а оттуда в Югославию, в город Сремские Карловцы, где в то время находился штаб генерала Врангеля.

В 1923 г. Игорь Александрович поступил в 1-й класс Русско-Сербской гимназии в Белграде. К этому времени штаб ген. Врангеля переехал в Париж. Отец Игоря Александровича уехал во Францию, где начал работать на автомобильном заводе Рено, оставаясь, как прежде, при штабе Русского Общевоинского Союза (РОВС), в отделе контрразведки. Через некоторое время он был убит при невыясненных обстоятельствах.

В 1924 г. Игорь Александрович был принят в кадетский корпус в Белой Церкви, который и окончил в 1931 г. с 7-м выпуском Крымского кадетского корпуса 11-м выпуском I Русского. Закончив среднее образование, поступил на технический факультет Белградского университета, окончив его в 1939 г. по машиностроительному отделению с дополнительным курсом по авиастроительной программе.

Увлечение авиацией выявилось еще в студенческие годы в том, что будучи соколом и членом правления Русского Сокольского общества в Белграде, Игорь Александрович основал и вплоть до войны вел сокольскую группу летчиков-планеристов. Он сам много летал и учил летать других на приобретенных и построенных группой парителях, один из которых был торжественно освящен И. И. Сикорским при его посещении Белграда.

В 1939 г. Игорь Александрович сочетался браком с Ириной Николаевной Вергелес, ставшей верной спутницей на всю его жизнь. Несколько ранее Игорь Александрович поступил инженером на югославскую авиастроительную фирму «Икарус», а затем на фирму «Мессершмит» в Германии. После войны, переехав в США и получив подданство, устроился инженером-конструктором в крупную авиационную фирму «Норт Америкэн Авиэйшн», ныне известную как «Рокуэлл Интернэшнл». Здесь он создал ряд выдающихся конструкций электромеханических подсистем управления для боевых и экспериментальных самолетов того времени (Р-100, Р-107, Х-15, В-1 и космического челнока Shuttle). В этой фирме он с некоторым перерывом прослужил более 25 лет, до своего входа на пенсию.

В общественной жизни нашей лос-анджелесской колонии Игорь Александрович всегда был в центре большинства мероприятий и событий. Прямой, чрезвычайно талантливый и работоспособный, он обладал и даром оратора, умеющего убедить окружающих в необходимости собраться с силами и осуществить то или иное начинание. Так, например, была им основана корпорация «Наш храм», давшая возможность приобрести и перестроить в русском православном духе большой храм Покрова Божией Матери на ул. Аргайл в Лос-Анджелесе.

Игорь Александрович был также известен как один из тех общественных деятелей, которые проводили многочисленные в те годы торжественные собрания. Ни одно из мероприятий, посвященных знаменательным датам русской эмиграции — Дню непримиримости и скорби или Дню русской культуры, еще в 70-е и 80-е годы собиравших полный зал, не проходило без его участия. Игорь Александрович деятельно участвовал в ряде общественных организаций русского Лос-Анджелеса: он основал и долгие годы председательствовал в местном отделе Конгресса русских американцев, председательствовал свой срок в Русском инженерном кружке, был членом-соревнователем Кают-компании, членом Кружка поэтов и писателей, многолетним членом Общества «Русский сокол». Долгие годы он был председателем корпорации «Наш храм».

Свои последние шесть лет жизни до сковавшей его болезни Игорь Александрович отдал председательствованию Лос-Анджелесским отделом Общекадетского объединения; он деятельно участвовал в работе кадетских съездов, включая и последний — в 1994 году.

Кроме общественной жизни Игорь Александрович показал себя и талантливым поэтом, выпустив сборник стихов(«Грозди»)  и две длинные исторические поэмы «Рогнеда» и «Владимир Мономах и Гита Гарольдовна», выдержавшие несколько изданий. Отчасти за эти труды удостоился личных грамот и благословения иконой владык-первоиерархов митрополита Филарета и митрополита Виталия. Писал Игорь Александрович и прозой. Во всем этом сказалось влияние бабушки, заложившей в нем с детства религиозность и любовь к России.

Это был большой труженик на благо церкви и на благо своего Покровского храма, в котором он был прихожанином 30 с лишним лет. Игорь Александрович с супругой проделали колоссальный труд по облицовке золотом главного купола Свято-Покровского храма.

Дмитрий Б. Тизенгаузен, Андрей Б. Сергеевский (из некролога)

 

Войти