Чиннов Игорь Владимирович

[12(25).9.1909, под Ригой — 21.5.1996, Порт Оранж, Флорида] — поэт, эссеист, мемуарист.

Родился в имении бабушки. Отец — потомственный дворянин, судья, страстный библиофил, увлеченно читавший наизусть Гомера, Расина, Гете, Шиллера, — передал сыну любовь к литературе. Мать — из старинного рода Корвин-Косаговских, двоюродная сестра П.Ф. Якубовича-Мельшина, потомка декабриста, переводившего на русский язык Бодлера. В начале первой мировой войны отец поэта, занимавший должность члена окружного суда, эвакуировался из Риги вместе со своим учреждением.

В годы войны с матерью попадает в Рязань, затем оказывается на юге России — в Харькове, Ростове-на-Дону и в конце концов в Ставрополе, в зоне боевых действий, что нашло позже отражение в его стихах («Мы были в России — на юге, в июле. И раненый бился в горячем вагоне…»), «Эти годы страха, бедности и голода (военный коммунизм) оставили травму надолго» («Автобиография» // Коллекция Ю.П.Иваска. Архив Амхерст колледж, США).

После 1922 года семья оседает в Латвии, где Чиннов заканчивает юридический факультет Латвийского университета (1939). Ко времени обучения в университете относятся первые поэтические опыты, которые, по признанию Чиннова, «значения не имеют» (Дж. Глэд «Игорь Чиннов» // В кн.: «Дж. Глэд. Беседы в изгнании». — Москва, 1991, стр. 22). Однако ранние стихи Чиннова оценил Георгий Иванов, побывавший в Риге в начале 1930-х годов. По свидетельству Чиннова, Георгий Иванов «написал письмо в «Современные записки»: «Я даже помню, как оно начиналось: «Ему двадцать лет, он очень талантлив и, слушая его стихи… я испытываю такой же шок от настоящей поэзии, как в свое время от Поплавского» (М. Князев «Последний парижский поэт» // «Северо-Восток». — Новосибирск, 1992, № 7, стр. 12). Стихи Чиннова были напечатаны в «Числах» (1932, № 10) — журнале парижских авангардистов. В другом номере «Чисел» (1934, № 6) редакция поместила эссе «Рисование Несовершенного», где, по словам Ю.Иваска, Чиннову удалось наметить «тему поэзии без фона» (Ю.Иваск «Отзывы о книгах, поступивших в редакцию ‘Нови'» // «Новь». — Таллинн, 1934, № 7, стр. 104). Впечатления от стихов Чиннова 1930-х годов и очертания его духовного облика сохранились в поэме Ю.Иваска «Играющий человек» (Париж; Нью-Йорк, 1988).

В годы присоединения Прибалтики к СССР (1940-41) и во время оккупации Германией (1941-44) Чиннов оставался в Латвии. На последнем этапе войны в 1944-45 годах вместе с перемещенными лицами оказался в Германии, в лагере, в Рейнской области (откуда и был освобожден наступающими американскими войсками).

В 1945 году Чиннову удается выбраться из Германии и переехать в Париж; здесь он постоянно встречается с Г.Адамовичем, А.Ремизовым, бывает на четвергах у И.Бунина и на воскресеньях у Н.Бердяева в Кламаре. В 1950 году в издательстве «Рифма» выходит первый сборник стихов «Монолог», в стиле так называемой парижской ноты. Рождение нового поэта приветствовали Г.Адамович, В.Вейдле, Ю.Терапиано. В Объединении русских писателей С. Маковский, размышляя о природе поэтического дарования Чиннова, обратил внимание на «невещественный характер» стихов Чиннова, «характер зыбких, чуть мерцающих отражений. Вся настроенность Чиннова и вся поэтика его содействуют тому же впечатлению, приоткрывают ту же тему: нереальность реального, восприятия жизни как потока явлений, вызывающих ассоциации, связанные между собой созерцательной грустью» (С. Маковский «Поэзия И.Чиннова» // «Опыты». — 1953, № 1, стр. 143).

До 1953 года живет в Париже, посещает Сорбонну, читает лекции при РСХД, преподает немецкий язык в русской гимназии. В 1953 году возвращается в Западную Германию (Мюнхен) и до 1962 года работает в литературной редакции радио «Освобождение». В 1960 году в Париже выходит второй сборник стихов «Линии». В рецензии на «Линии» Г.Адамович признавал, что «в поэзии Чиннова «двадцатый век» присутствует как тема, как зловещий фон, но в ней есть и вызов веку… в ней есть острое ощущение современности» («Новое русское слово». — 1961, 4 июля). Еще более восторженная оценка «Линий» содержится в опубликованном после смерти Адамовича письме к Чиннову: «Меня в них изумляет и наполняет завистью их тончайшая выделка. Именно ее-то и не оценить при быстром чтении! Но и помимо того, что принято называть «мастерством», — а рядом с Вашим всякое другое кажется грубым, топорным! …Я читаю два-три Ваших стихотворения, а потом книгу откладываю, и невольно спрашиваю себя: можно ли дальше продолжать subtilite или Вы дошли до предела, где надолго придется остановиться?» (13 мая 1961; «Новый журнал». — 1989, № 175, стр. 256).

В 1962 году Чиннов переезжает в США. Там он преподает русскую литературу в Канзасском университете (1962-1968), в Питсбургском университете (до 1970 года) и в университете Вандербилта в Нашвилле, Теннесси (до 1976 года). Окончив преподавание, Чиннов поселяется во Флориде.

Третий сборник стихов — «Метафоры» (Нью-Йорк, 1968) знаменует отход поэта от безусловного следования канонам «парижской ноты». По мнению Ю.Терапиано, «образы его и ассоциации усложнились, стали неожиданнее и свободнее, и в таком их сочетании есть порой какая-то острая, своеобразная прелесть» («Русская мысль». — 1969, 29 мая). В «Метафорах» впервые появляются нерифмованные стихотворения, не встретившие, однако, безусловного признания критики. Г.П.Струве, благодаря Чиннова за присылку «Метафор», сожалел, что «все меньше и меньше» в сборнике стихотворений с рифмами («хотя бы неточными») и что «все больше и больше» поэт «вдается в прозу, пусть и поэтическую» («Письмо Глеба Струве Игорю Чиннову». — 5 июня 1969. Коллекция Ю.П.Иваска. Архив Амхерст колледж, США). Стихи Чиннова и статьи о его творчестве в 1960-90 годы постоянно появляются в журналах, сборниках, альманахах, газетах русского зарубежья.

В четвертом сборнике стихов — «Партитура» (Нью-Йорк, 1970) главным остается «сосредоточенность на человеческой судьбе, на безысходности человеческого удела… на смерти» (Дж. Глэд «Игорь Чиннов». — стр. 24). В «Партитуре» привлекают внимание новые элементы поэтики Чиннова — гротески, шаржи, ирония, фантастическое преображение реальности, поэт сознательно стремится к «претворению поэтизмов (подсушенных иронией) и прозаизмов (облагороженных музыкальностью) в единое поэтическое целое» («Автобиография». — Коллекция Ю.П.Иваска. Архив Амхерст колледж, США).

Ю.Иваску чинновские гротески видятся «достойными кисти Иеронима Босха, но — очень обрусевшими с шуточками добровольных шутов Достоевского… Еще слышится в его поэзии жалость ко всем раздавленным Мармеладовым, ко всем доходягам» (Русская литература в эмиграции / Под ред. Полторацкого. Питсбург, 1972. С. 64).

Пятый сборник — «Композиции» (Париж, 1972) убедил М.Слонима, что сила Чиннова «в сочетании лирики и гротеска, в замысловатых языковых находках, в звучной меткости аллитераций, ассонансов и полных рифм, в неожиданности сравнений, в избыточности языка и метафор, и в остроумии пародий» (М.Слоним «Поэзия Игоря Чиннова» // «Новое русское слово». — 1973, 6 мая). В «Композиции» Чиннов включил и стихи из первой книги «Монолог». Стихи из «Монолога» Чиннов разместил во всех трех частях книги. «Старое к новому приросло, оттого что новое из него выросло», — заключает В.Вейдле («Новое русское слово». — 1973, 21 октября), сожалея лишь о том, что в ряде случаев у старых стихотворений, попавших в книгу, оказались новые концовки. Этот прием Чиннов повторил и в шестом сборнике стихов — «Пасторали» (Париж, 1976), где наряду с новыми стихами напечатаны и ранние из второго сборника «Линии».

В 1970-80 годы Чиннов становится страстным путешественником; стихи из сборника «Пасторали» — своеобразный дневник путешествий поэта по странам и городам Западной Европы, по Америке, так же как в последующих сборниках — «Антитеза» (College Park, Md., 1979) и «Автограф» (Holyoke, 1984) находим много стихотворений, возникших под впечатлениями о странствиях по Северной Африке, Центральной и Южной Америке.

В.Вейдле удачно назвал первую книгу Чиннова «Монолог» «монологом приговоренного к смерти» («Новый журнал». — 1976, № 123, стр. 253). Этот монолог продолжается и во всех последующих книгах поэта, вплоть до его последних стихов.

В 1991 году Чиннов приехал в Москву и выступил с чтением стихов в Фонде культуры, в Союзе писателей, в Доме журналистов. Вторично Чиннов побывал в Москве в 1992 году. Несколько стихотворений, написанных в Москве и Подмосковье в 1992 году, Чиннов напечатал в «Новом журнале» (1992. № 189).

Умер во Флориде 21 мая 1996 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Его архив хранится в Институте мировой литературы РАН, в кабинете литературы русского зарубежья им. И.В. Чиннова.

Книги и сборники:

  • Монолог. — Париж: Рифма, 1950;
  • Линии. — Париж: Рифма, 1960;
  • Метафоры. — Нью-Йорк: Издание «Нового журнала», 1968;
  • Партитура. — Нью-Йорк: Издание «Нового журнала», 1970;
  • Композиция. — Париж: Рифма, 1972;
  • Пасторали. — Париж: Рифма, 1976;
  • Антитеза. — США: Maryland, 1979;
  • Автограф. — Holyoke, 1984;
  • Эмпиреи. — Москва: Христианске издательство, 1994;
  • Загадки бытия. — Москва: Христианское издательство, 1998;
  • Собрание сочинений: В 2х т. — МоскваСогласие, 2000. (Т. 1.: Стихотворения; Т. 2.: Стихотворения 19851995. Воспоминания. Статьи. Интервью. Письма.)

Игорь Чиннов в сети:

Видеозапись беседы Джона Глэда и Игоря Чиннова (1979):

Войти