Толстая Александра Львовна

Толстая А.Л. Фото(1884—1979) — младшая дочь Толстого, мемуарист, публицист, общественный деятель.

А. Л. Толстая родилась 18 июня 1884 г., в один из самых драматических дней в жизни её родителей. В ночь с 17 на 18 июня Толстой, взяв котомку, покинул Ясную Поляну, чтобы «уйти совсем», но этому помешали начавшиеся у жены роды. Софья Андреевна позднее вспоминала: «В семь часов утра родилась прекрасная девочка с тёмными длинными волосами и большими синими глазами. Пережив столько тяжёлого волнения в эту ночь и измучившись и физически родами, я уже ничего не могла чувствовать к ребёнку. Решив твёрдо невозможность кормить самой, я велела её унести в детскую, с глаз долой, чтоб не терзать своё сердце видом такой раньше желанной и теперь отвергнутой девочки» (Толстая С. А. Моя жизнь.— ОР ГМТ). Двенадцатого ребёнка в семье назвали Александрой в честь двоюродной тётки Толстого А. А. Толстой, которая стала её крёстной матерью. Александра Андреевна первая обратила внимание на одарённость 3-летней девочки, она писала Толстым: «Мне всё кажется, что вы не обращаете на неё должного внимания, а она недюжинный ребёнок. У неё в голове и глазах сидит целый отец Лев Николаевич» (Александра Толстая. Каталог выставки. — Тула: Изд. дом «Ясная Поляна», 2000. — С. 8).

Софья Андреевна, не балуя дочь нежностью и лаской, уделяла большое внимание её образованию, нанимала ей лучших гувернанток и учителей. Сашу учили английскому, немецкому, французскому языкам: музыке, рисованию, танцам. Физически очень крепкая, она прекрасно каталась на коньках, скакала на лошади. Сближение её с отцом началось, когда она стала переписывать его рукописи и помогать ему вести переписку с корреспондентами. Впоследствии А. Л. Толстая вспоминала: «Впервые я подошла к отцу, когда мне было 15 лет. Это время я считаю началом моей близости с ним. С годами она всё увеличивалась» (Толстая А. Л. Дочь. — М., 2000. — С. 63). В последнее десятилетие жизни Толстого Александра стала его помощницей, единомышленницей, поверенной в его делах. Под влиянием отца она создала амбулаторию в Ясной Поляне, где лечила местных крестьян, преподавала в местной школе. В дневниках Толстого последних лет жизни часто с любовью упоминается имя младшей дочери. 18 июля 1908 г.: «Я не хорошо её — исключительно люблю». 15 февраля 1910 г.: «Саша и трогает и тревожит. И рад, что люблю её, и браню себя за то, что слишком исключительно».

22 июля 1910 г. Толстой подписал завещание, по которому А. Л. Толстая стала распорядительницей его литературного наследия. В семейной драме родителей она полностью приняла сторону отца. Единственная из семьи, она была посвящена в планы ухода Толстого из Ясной Поляны. В ночь с 27 на 28 октября 1910 г. она провожала отца из Ясной Поляны. 30 октября присоединилась к отцу в Шамордине и находилась с ним до последней минуты его жизни. 7 дней и ночей провела она у постели умирающего отца в Астапово.

Со смертью отца закончился первый, самый счастливый период жизни его младшей дочери. «При нём — у меня не было своей жизни, интересов. Всё серьёзное, настоящее было связано с ним. И когда он ушёл, осталась зияющая пустота…» (Т о л с т а я А. Л. Дочь. — М., 2000. — С. 224). Александра Львовна с головой ушла в работу по воплощению в жизнь оставленного отцом завещания: подготовила трёхтомное издание «Посмертных художественных произведений Л. Н. Толстого» (М., 1911); на полученные от продажи этого издания средства выкупала у семьи земли Ясной Поляны и передавала эти земли крестьянам. «Всё это должно было заполнить мою жизнь, — писала позднее А. Л. Толстая. — На самом деле этого не было. Нарушились мои отношения с семьёй. Мои любимые старшие брат и сестра — Сергей и Татьяна, самые близкие, особенно Таня, к отцу, моя мать и братья, не получившие авторских прав, — все были обижены. Это было тяжко» (там же).

Когда началась Первая мировая война, А. Л. Толстая, закончив краткие курсы сестёр милосердия, в сентябре 1914 г. пошла добровольцем на фронт: «Родина в опасности! <…> Я не могла сидеть дома, я должна была участвовать в общей беде» (там же.— С. 226). Она была прикомандирована к санитарному поезду для приёма раненых. В 1915 г. вступила в отряд Красного Креста для борьбы с эпидемией тифа в русской армии, действовавшей на Турецком фронте. Позднее как уполномоченный Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам в прифронтовой полосе организовывала школы-столовые для детей беженцев (около 10 тысяч); с командой в 250 человек в три дня создала госпиталь на 400 коек. О Февральской революции 1917 г. узнала в госпитале, где находилась с конца 1916 г. после отравления во время немецкой газовой атаки. В декабре 1917 г. вернулась в Москву в звании полковника с двумя Георгиевскими медалями. Несмотря на разруху из-за войны и революционных событий, дочь Толстого горячо взялась за дело издания и распространения сочинений отца. В Петрограде, при участии А. Ф. Кони, А. А. Шахматова, В. И. Срезневского и других литераторов, она учредила «Общество изучения и распространения творений Л. Н. Толстого» и начала работу по подготовке к изданию его сочинений. С. А. Толстая передала Александре свои права на рукописи и ключи от 12 ящиков, в которых в Румянцевском музее хранились автографы, написанные Толстым до 1880 г. В неотапливаемом здании музея началась напряжённая работа по разбору рукописей и подготовке их к печати. А. Л. Толстая вспоминала: «Эти несколько лет, которые мы проработали в Румянцевском музее, были для меня самыми яркими и, пожалуй, счастливыми в мрачные, безотрадные дни революции» (там же.— С. 272).

15 июля 1919 г. А. Л. Толстую арестовали, но через день отпустили. 17 июля она писала сестре: «Милая Танечка! Пишу тебе из дома, куда благополучно пришла вчера в 6 часов вечера. Выпустили меня по ходатайству Черткова через Дзержинского и Каменева, арест был произведён потому, что найден был мой адрес у какого-то контрреволюционера, находящегося у Деникина. Подняли большой шум около этого дела, и вчера же вечером Каменев передач через Владимира Григорьевича извинения от Совета народных комиссаров по поводу случившегося» (ОР ГМТ).

В ноябре 1919 г. нарком просвещения А. В. Луначарский назначил А. Л. Толстую комиссаром-хранителем усадьбы Ясная Поляна.

4 ноября 1919 г. в Ясной Поляне скончалась С. А. Толстая. Александра была возле матери во время её болезни и похоронила её с чувством примирения и раскаяния.

В марте 1920 г. её вновь арестовали по обвинению в причастности к контрреволюционной организации «Тактический центр» и, хотя вина её не была доказана, Верховный военный трибунал приговорил её к трём годам заключения в концлагерь в московском Новоспасском монастыре. Оттуда А. Толстая писала Ленину: «Мой отец, взглядов которого я придерживаюсь, открыто обличал царское правительство и всё же даже тогда остался свободным. Я — постольку, поскольку кто-либо интересуется моими взглядами, — не скрываю, что я не сторонница большевизма, я высказала свой взгляд открыто и прямо на суде, но я никогда не выступала и не выступлю против Советского правительства, никогда не занималась политикой и ни в каких партиях не состояла. <…> Владимир Ильич! Если я вредна России — вышлите меня за границу. Если я вредна и там — то, признавая право одного человека лишать жизни другого, — расстреляйте меня, как вредного члена Советской республики. Но не заставляйте меня влачить жизнь паразита, запертого в четырёх стенах с проститутками, воровками, бандитками…» (ОР ГМТ). Летом 1921 г. А. Л. Толстую освободили по амнистии.

В 1921 г., после национализации Ясной Поляны, дочь Толстого была назначена хранителем созданного музея. С 1925 г., после отъезда за границу Т. Л. Сухотиной, А. Л. Толстая исполняла и обязанности директора ГМТ. Она участвовала в работе Юбилейного комитета по ознаменованию 100-летия со дня рождения Толстого под председательством Луначарского. В 1928 г. вышел первый том Полного собрания сочинений Толстого (Юбилейное издание), А. Л. Толстая входила в состав редакторского комитета. 12 сентября 1928 г. в Ясной Поляне была открыта школа им. Л. Н. Толстого, построенная под руководством его дочери. Больница в Ясной Поляне, строительство которой было начато А. Л. Толстой, открылась в ноябре 1929 г. (уже после её отъезда из России).

1 октября 1929 г. А. Л. Толстая была командирована в Японию с циклом лекций о Толстом. Приглашение из Японии оказалось как нельзя кстати, так как у неё к этому времени сложились очень напряжённые отношения с местными советскими властями. Хранителю Ясной Поляны диктовали, что и как делать, запрещали обучение в школе по толстовской программе, навязывали чуждые духу Толстого пропагандистские идеи. Её не покидало ощущение несвободы, для неё это было хуже тюрьмы. Она писала своей племяннице А. И. Толстой-Поповой: «Больше всего хочу свободы. Пусть нищенство, котомки, но только свобода» (ОР ГМТ).

В Японии с большим почтением относились к Толстому, поэтому лекционное турне А. Л. Толстой прошло очень успешно. В своих воспоминаниях она, восхищённая древней японской культурой, назвала Японию «волшебной страной», но и там у неё возникли трудности. После того как в 1931 г. она отказалась от советского гражданства, интерес к ней в Японии, сочувствовавшей Советской России, резко упал, и она стала испытывать серьёзные материальные затруднения.

В июне 1931 г. А. Л. Толстая переехала в США, где прожила 48 лет, до самой смерти. В США она использует любую возможность для пропаганды взглядов Толстого: читает лекции, пишет статьи, воспоминания. В 1933 г. были изданы книги «Трагедия Толстого» (Лондон), «Моя жизнь с отцом» (Париж, Милан). В 1934 г. вышли в свет: «Я работала для Советов» (Лондон), «Моя жизнь в стране Советов» (Нью-Йорк). Но эта деятельность, как и в Японии, не давала достаточных средств к существованию. Дочь Толстого, поселившись на ферме, разводила кур, доила коров, занималась полевыми работами, научилась водить трактор и автомобиль. 24 августа 1934 г. сестре Т. Л. Сухотиной А. Л. Толстая писала: «Я работаю с 6 утра и до 10 вечера ежедневно страшным, нечеловеческим трудом, стараясь не только просуществовать, по и помогать другим. Живу до сих нор без ванны, в бараке, в одну доску, и зиму, и лето, не могу купить себе чулок и смену белья. Никогда никого не прошу о помощи. Занимаю деньги в банке и отдаю в срок, никаких «богатых» американцев не знаю, и знать не хочу» (ОР ГМТ).

Дочь Толстого своим авторитетом, своей энергией служила России вдали от родины. Весной 1939 г., при участии Б. А. Бахметьева, Б. В. Сергиевского, С. В. Рахманинова и других известных деятелей, она основала Толстовский фонд, неправительственную благотворительную организацию. Главной целью фонда стало помогать попавшим в беду русским людям — эмигрантам, беженцам, поддерживать их материально и духовно. «Может быть, именно поэтому, что так остро чувствую свою русскость и боль за русских, волей-неволей судьба наложила на меня сейчас задачу объединять русских здесь, в Америке», — писала А. Л. Толстая 2 марта 1940 г. (ОР ГМТ). Возглавив Толстовский фонд, она на деле претворяла в жизнь идеалы добра и милосердия своего отца. На толстовской ферме под Нью-Йорком были построены интернат для престарелых, детский дом, церковь, больница, библиотека. Были открыты филиалы Толстовского фонда в Западной Европе, на Ближнем Востоке и в Южной Америке. Среди тех, кому помог Толстовский фонд, были писатели Бунин, Мережковский, Ремизов, Зайцев, Шмелёв, позднее Солженицын, дочь Сталина Светлана Аллилуева и др.

Несмотря на огромную занятость делами Толстовского фонда, А. Л. Толстая находила время и силы, чтобы писать книги о Толстом, о своей жизни: в 1942 г. «Новый журнал» (Нью-Йорк) начал печатать её роман «Предрассветный туман»; в 1953 г. в Нью-Йорке издана книга «Отец. Жизнь Льва Толстого»; в 1965 г. в Вашингтоне вышла книга «Проблески во тьме»; в 1979 г. канадское издательство «Заря» выпустило книгу «Дочь», последнее прижизненное издание А. Л. Толстой. В СССР имя дочери Толстого было под запретом: в 1948 г. в центральных газетах была развёрнута против неё клеветническая кампания с обвинениями в связях с ЦРУ, в шпионаже, измене Родине. Ситуация изменилась лишь в канун празднования 150-летия Толстого в 1978 г., когда А. Л. Толстая получила приглашение приехать в Москву на юбилей отца. В ответ она, уже прикованная к постели, писала: «Не могу передать, как мне тяжело, что я не могу быть с вами в эти знаменательные дни, каждая минута которых нигде не забывается в моей памяти, тем более что я далеко от дорогой мне Ясной Поляны, от моей России, от близкого мне русского народа. Все мои мысли и чувства с вами. Благодарю Бога за то великое счастье, которое Он мне послал, послужить такому человеку, как мой отец, облегчить ему тяжесть последних дней. <…> Мне тяжело, что в эти драгоценные для меня дни я не могу быть с вами, с моим народом на русской земле. Мысленно я никогда с вами не расстаюсь» (ОР ГМТ).

А. Л. Толстая скончалась 26 сентября 1979 г. Похоронена на кладбище Новодивеевского монастыря под Нью-Йорком. Выражая соболезнования осиротевшему Толстовскому фонду, Джеймс Эрл Картер, президент США, писал 5 октября 1979 г.: «С её кончиной оборвалась одна из последних живых нитей, связывавших нас с великим веком русской культуры. Нас может утешать лишь то, что она оставила после себя. Я думаю не только об её усилиях представить нам литературное наследие её отца, но и о том вечном памятнике, который она воздвигла сама себе, создав примерно сорок лет назад Толстовский фонд. Те тысячи, которых она облагодетельствовала своей помощью, когда они свободными людьми начинали новую жизнь в этой стране, всегда будут помнить Александру Толстую» (ОР ГМТ).

Лит.: Толстая А.Л. Дневники. 1903, 1904, 1906, 1907 / Публ., примеч. и вступ. ст. Н. А. Калинина и С. Д. Новикова // Толстовский ежегодник. 2002. — Тула, 2003.— С. 52—95; Хечинов Ю. Е. Крутые дороги Александры Толстой. — М., 2000; Неизвестная Александра Толстая / Сост. С. В. Светана-Толстая, Ф. Э. Светана. — М., 2001.

Н.А. Калинина

Александра Львовна Толстая в сети:

Книги из собрания А.Л.Толстой и библиотеки «Толстовского фонда» в «Коллекции русского шанхайца»:

* [Кузминская Т.А.] «Бабья доля. Рассказ крестьянки. Destin de Paysanne». — Париж: Librairie H. Didier, 1945 (с дарственной надписью издателя Андре Мазона, адресованной А.Л. Толстой);

Струве Глеб «Александр Кондратьев по неизданным письмам». Napoli, 1969 (с автографом автора, адресованным Толстовскому фонду).

 

Войти