Ульянов Николай Иванович

Ульянов Н. Фото(4 января 1905 [23 декабря 1904 по ст. ст.], Санкт-Петербург — 7 марта 1985) — русский историк, писатель и публицист, принадлежит к плеяде выдающихся русских державников.

В 1922 году поступил в Петроградский государственный университет на общественно-педагогическое отделение факультета общественных наук/Ямфак, а в 1925 году перевёлся на 4-й курс Историко-архивного цикла факультета языкознания и материальной культуры. Будучи студентом, одновременно с университетскими занятиями, посещал курсы сценического мастерства, был направлен на практику в Мариинский театр, учился в Институте ритма совершенного движения, а затем на Курсах мастерства сценических постановок. Университет закончил в 1927 году, защитив дипломную работу «Влияние иностранного капитала на колонизацию русского севера в XVI—XVII вв.». В этом же году остался в аспирантуре по рекомендации своего учителя, академика С.Ф.Платонова.

По окончании университета подготовку к дальнейшей научной деятельности проходил до 1930 года при Институте истории РАНИОН (Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук), где его руководителями были С. В. Бахрушин и А. Е. Пресняков, состоял секретарём секции русской истории и секретарем комиссии по изучению эпохи торгового капитализма в России, работал в качестве секретаря редакции стенгазеты Института истории. 10 октября 1929 РАНИОН как организация ликвидировалась, а все аспиранты перевелись в ведомство Коммунистической академии под непосредственное наблюдение М.Н.Покровского. Там его под своё персональное наблюдение взял С.А.Пионтковский, один из организаторов травли С.Ф.Платонова.

За этот период Ульяновым были написаны несколько работ: «Торговая книга конца XVI в.», «Колонизация Мурмана в XVII в.», напечатанная в № 1 «Исторического сборника Академии наук» (1934), и «Общественно-политические воззрения Б.Н.Чичерина», составлен обзор архивных материалов по истории Кольского полуострова, напечатанный в «Кольском сборнике» Академии наук в 1930 году, а также обзор материалов о восстании Степана Разина, изданный брошюрой в Харькове в 1930 году. В справочнике «Вся Москва» за 1930 г. была опубликована статья «Краткая история г. Москвы», в 1931 была издана отдельной книгой «Разинщина», в которой он доказывал, что в восстании Степана Разина проявилась борьба крестьянства и казачества «за свободу торговли, за выход на рынок, за развитие буржуазных отношений, за переход к высшей сельскохозяйственной технике».

В 1930 Ульянов был командирован в Архангельск, где преподавал до 1933 года в Северном краевом комвузе им. В.М.Молотова, написав книгу «Очерки по истории народа Коми-Зырян», которая была издана в 1932 году и за которую ему была в 1935 присуждена ученая степень кандидата исторических наук без защиты диссертации. В этой работе Ульянов, по его словам, развивал две темы: с одной стороны, боролся с российским великодержавным шовинизмом, а с другой — с местным буржуазным национализмом, оценивал концепцию «мессианства России» как «реакционную пошлость», а экспансия русских в Сибирь и на Север сравнивалась им с жестокостью колонизаторов Америки.

Впоследствии он писал: Захваченные с детства величайшим в истории вихрем, росшие в условиях, которых ни прежняя русская, ни любая из современных западных интеллигенций не знала, мы достигли зрелого возраста в такое время, когда в анкетах не существовало больше рубрики о «сочувствии» советской власти. Создавалась «служилая интеллигенция», жившая не под знаком «убеждений или мировоззрения», а под знаком тягла. Её уже не спрашивали «како веруеши», а смотрели, так ли она пишет, как надо. В советской России людям оставлено право писать, но у них отнято право думать. — Ульянов Н.И. «Дело Ульянова» // Новое рус. слово. Нью-Йорк, 1961. 5 янв. С. 2.

С 1933 по 1936 годы состоял старшим научным сотрудником Постоянной историко-археологической комиссии при Академии наук в Ленинграде, будучи при этом доцентом кафедры истории СССР Ленинградского историко-лингвистического института (ЛИЛИ) и не прерывая активной творческой работы — в 1935 году была издана его книга «Крестьянская война в Московском государстве начала XVII в.». По совместительству сотрудничал в Академии им. Н. Г. Толмачёва, известной после перемещения в Москву как Военно-политическая академия им. В.И.Ленина. В феврале 1935 г. Ульянов возглавил одну из ведущих кафедр института — истории народов СССР.

7 ноября 1935 г. статья Ульянова «Советский исторический фронт», опубликованная в студенческой газете ЛИФЛИ, была посвящена анализу новой политики партии в историческом вопросе. В статье Ульянов умеренно критиковал тезис об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма. Работу, тем более напечатанную в октябрьский праздник, заметили, было заведено следственное дело под номером 22240. 27 ноября 1935 Ульянов был исключён из ВКП(б), после чего уволен из института в связи с обвинениями в «троцкизме».

В первой половине 1936 г. непосредственно перед арестом он женился на Надежде Николаевне Калнишь, выпускнице Московского I-го медицинского института, с которой познакомился годом раньше, во время одной из своих командировок в столицу (первый брак Ульянова ещё в годы аспирантуры оказался кратковременным и неудачным, сохранилось упоминание о жалобах, которые его супруга подавала в местком).

2 июня 1936 года был арестован НКВД и помещён в следственный изолятор на Шпалерной улице, где и пребывал до вынесения окончательного приговора. Ему было предъявлено обвинение на основании статей 58-10 и отягчающей 58-11. В итоге за «контрреволюционную троцкистскую деятельность» 15 сентября 1936 совещанием Коллегии НКВД СССР Ульянов был приговорён к 5 годам лагерей, для отбытия которых направлялся в распоряжение Бел. Балтлага и прибыл 12 ноября 1936 г. на Соловки за номером У-2697/8. С 1939 г., ввиду обострившихся отношений с Финляндией, Соловецкая тюрьма, как близкая к театру военных действий, рассредоточивается на Новую Землю и в Норильск, куда и был перемещен в числе других Ульянов. В Норильске он обратился с ходатайством к властям о пересмотре дела, однако по решению от 29 января 1941 г. было постановлено «в пересмотре дела отказать».

Ульянов был освобождён 2 июня 1941 года. Не успев доехать до дома, из-за начала военных действий был вынужден остаться в Ульяновске, где зарабатывал на жизнь ломовым извозчиком. В сентябре был призван на окопные работы, но попал в плен к немцам под Вязьмой и был направлен в Дорогобужский лагерь, откуда ему удалось сбежать и пробраться в Ленинград. Там он разыскал свою жену. Вместе они поселились в деревне в Ленинградской области, где его жена стала работать врачом. В это время Ульянов начал работу над историческим романом «Атосса».

Осенью 1943 Ульяновы были отправлены оккупационными властями на принудительные работы в Германию, в лагерь Карлсфельд под Мюнхеном, где он работал сварщиком на заводе BMW, а его жена — медиком в лагере.

По окончании войны семье Ульяновых удалось в 1947 году перебраться в Касабланку, где Николай Иванович устроился сварщиком на завод «Шварц Омон». Там он прожил до 1953 года. Не имея возможности продолжать научную работу, Ульянов занялся публицистической и литературной деятельностью, сотрудничая в эмигрантских журналах («Возрождение», «Российский Демократ», «Новый Журнал») и в газетах («Русская мысль», «Новое Русское Слово»). В 1952 году в «Чеховском издательстве» был издан первый исторический роман Ульянова — «Атосса», описывающий борьбу Дария со скифами. Движимый симпатиями к С.П.Мельгунову, Ульянов в 1947 году вошёл в возглавляемый им «Союз борьбы за свободу России». Покровительство Мельгунова позволяло Ульянову, в целом негативно относившемуся к политике в эмигрантской среде, издавать и продвигать свои работы. В 1953 году он был приглашён Американским комитетом по борьбе с большевизмом в качестве главного редактора русского отдела на радио «Освобождение» (находившееся в ведомстве Координационного центра атнибольшевистской борьбы, основанного Мельгуновым). Но через три месяца Ульянов оставил эту работу, так как понимал, что в тех условиях борьба против советского режима была неотделима от борьбы с Родиной. Весной 1953 года он уехал в Канаду, где читал лекции в Монреальском университете, а с 1955 поселился в США, в Нью-Йорке, затем в Нью-Хейвене (штат Коннектикут), где при содействии Г.В.Вернадского устроился преподавателем русской истории и литературы в Йельском университете.

После 17 лет преподавания, в 1973 вышел на пенсию. Умер Ульянов в 1985 году, похоронен на кладбище Йельского университета.

Главным научным трудом Ульянова стало исследование «Происхождение украинского сепаратизма», написанное уже в эмиграции. В нём Ульянов подробно рассматривает развитие движения за автономию и независимость Украины, происхождение и эволюцию украинской национальной идеи, начиная с периода запорожского казачества и заканчивая XX веком. Ульянов, в отличие от других русских исследователей Украины консервативного направления, усматривает истоки украинского сепаратизма не во влиянии Польши, а в явлении запорожского казачества. Кроме того, ему принадлежит ряд очерков.

Обширность, многонациональность и мощь Государства Российского для Ульянова — краеугольный исторический факт. Тонко почувствовав перемену в восприятии России Западом, происшедшую в начале 1960-х годов, Николай Иванович Ульянов оставил нам ряд предупреждений, к сожалению, не услышанных:

«Запад любит советский коммунизм — создание своего духа, но ненавидит Россию историческую. От его первоначальной антисоветской идеологии ничего не осталось, она вся подменена идеологией антирусской. Ошеломляющая эпопея космических полетов приписывается не русскому гению, а победам коммунизма. Когда за границей гастролирует русский балет, в газетах можно прочесть выражения восторженной благодарности: «Spasibo, Nikita Sergeevich!»; но все коммунистические перевороты в Китае, в Индокитае, в Лаосе, в Индонезии единодушно относятся за счет «извечного русского империализма». Политические лозунги Запада зовут не к свержению большевизма, а к расчленению России. Нам приходится быть свидетелями триумфального шествия советского имени по всему свету и небывалого поношения имени русского. Ни в СССР, ни за границей нет ему заступников» (из доклада 1961 года «Исторический опыт России»).

Оставленное писателем творческое наследие значительно как по объему, так и по содержанию. Это фундаментальное исследование «Происхождение украинского сепаратизма» (1966), сборники эссе «Диптих» (1967), «Свисток» (1972), сборник статей о России и русском изгнанничестве «Спуск флага» (1979), книга «Скрипты» (1981), сборник рассказов «Под каменным небом» (1970). Критика отмечала, что автору наиболее удался рассказ «Солнце» о трагической судьбе ученого, живущего в условиях тоталитаризма (написан не без влияния книги Дж. Оруэлла «1984»), а также рассказ «Мантуанская ночь» о фантастическом карнавальном безумии в Мантуе. Отдельными книгами выходили др. значительные работы Ульянова «Исторический опыт России» (1962), эссе «Северный Тальма» (1964). Резонанс вызвали статьи Ульянова: «Ignorantia est» (1960) — о роли русской интеллигенции в судьбах России («Драма русской интеллигенции не религиозная и не социальная. Это драма культуры и просвещения»); «Басманный философ» (1957) — о взглядах П. Я. Чаадаева на Россию; «Замолчанный Маркс» (1968) — обзор ценнейших забытых газетных статей К. Маркса, проникнутых ненавистью к славянским народам; «Комплекс Филофея» (1956) — о развенчании мифа об империалистической сущности идеи Третьего Рима; «Патриотизм требует рассуждения» (1956) — о различии между национальным самосознанием и ложной «национальной идеей». Своеобразная по стилевой манере эссеистика Ульянова (его сравнивали с М. Алдановым) демонстрирует широчайшую эрудицию и игру живого ума автора, остроту и оригинальность его взгляда на историко-философские, культурологические и литературные проблемы. Ее пронизывает тревожное ощущение надвигающейся гибели величайших ценностей (интеллектуальных, эстетических, моральных), созданных человечеством. В эссе «Шестая печать» (1965), а также «Орвието» (1967) Ульянов приходит к апокалипсическим выводам относительно спасения западной культуры: «Идея Антихриста — это идея подмены добра злом. Вряд ли существовала во всемирной истории эпоха, подобная нашей, когда во всех областях жизни происходило столько чудовищных подмен и превращений… никогда зло так победно и ликующе не выступало в обличье добра».

Особое место в творческом наследии Ульянова занимают его исторические романы. Свои мысли о сущности этого находящегося в упадке жанра он сформулировал в эссе «Об историческом романе» (1953): «После шумного успеха Вальтера Скотта исторический роман сошел со сцены. Как вид литературы он попал в категорию “книг для юношества…” Читатель… усвоил взгляд на исторический роман как на “несерьезный”». По Ульянову, «исторический роман» — это «роман научный». «Главная его особенность в материале, почерпаемом… не путем вымысла, а обращением к науке». Ульянов считал, что лишь Флобер сумел создать подлинный исторический роман — «Саламбо». Представления Ульянова о жанровых принципах исторического романа нашли отражение в романе «Атосса», замысел которого возник у него в годы войны. В гитлеровском вторжении в Россию Ульянов увидел аналогию с варварскими нашествиями прошлого, несущими угрозу существованию цивилизации, в частности, с описанным Геродотом походом персидского царя Дария на Скифию. Царь Дарий, его окружение, сложная политическая обстановка в Персидской империи того времени, описание похода на Скифию, скифские цари даны в романе в соответствии с историческими источниками (по Геродоту). В создании образов главных героев (царицы Атоссы, милетского купца Никодема, спешащего на помощь скифам, чтобы спасти Элладу от персидского порабощения) Ульянов не ограничивался ролью историка, а выступал как художник. Мастерство Ульянова проявилось в ярком, афористичном языке, в лепке образов сложных исторических личностей. В романе предложена научно-художественная реконструкция древней эпохи. Второй роман Ульянова «Сириус» (1977) посвящен теме гибели русской монархии. В нем Ульянов показал, как «под знаком зловещей планеты накренилась “корма родного корабля с певучим именем Россия”».

По материалам Википедии, статьи В.Запевалова.

Николай Ульянов в сети:

Войти