Кичигин Михаил «Голова китайца». — Картина, Шанхай, 1938

info heading

info content

Кичигин Михаил «Голова китайца». — Картина, Шанхай, 1938.

Бумага, сангина, уголь. Размер листа:  37 х 25 см.; рамы: 65 х 53 см. Подпись художника в левом нижнем углу — «M.Kitchigin. 1938».

Провенанс — из собрания известного писателя-эмигранта Павла Северного. В 2016 г. картина передана сыном Павла Северного — Арсением Павловичем владельцу «Коллекции русского шанхайца».

Название картины определено по записи в Памятной книжке П.Северного, содержащей список работ русских шанхайских художников, вывезенных им из Китая в Советский Союз.

В хорошем состоянии. В раме под стеклом.

Павел Северный «Выставка М.А. Кичигина»

«…Вчерашний вернисаж, собравший большое количество зрителей всех национальностей, а также количество уже проданных полотен свидетельствуют об интересе, проявленном к творчеству нашего соотечественника. Прямо напротив входа на драпировке висит красочная, написанная в «малявинских» тонах, композиция, изображающая крестьянскую свадьбу на Урале. Краски взяты полной силой, крайне смело и как в то же время они гармоничны. А слева сгруппированы портреты, каких, наверное, уже давно не видел Шанхай. Здесь мастерство художника сказалось вовсю, забываешь, что находишься в комнате и чувствуешь себя на одной из больших столичных выставок…

Крайне изящны по рисунку и благородству линий портреты сангиной и углем. Это изящество линий и мастерство рисунка мы видим и в многочисленных этюдах тела. Эти «ню» набросаны уверенной рукой мастера, не стесняющегося позой и ракурсом, и свидетельствуют о громадной школе, пройденной художником.

Прелестны по своему тону и своеобразности этюды из монгольской жизни. Правая стена вся занята пейзажем. Китай здесь изображен ярко и колоритно, полотна насыщены светом и залитым солнцем. Останавливают на стене глаз группа джонок, ярко освещенных вечерним солнцем. Хороши по колориту и настроению виды Цинанфу и старых китайских монастырей.

Художником проделан колоссальный труд, собран громадный материал и жалко, что условия эмигрантской жизни и необходимость постоянно думать о заработке не позволили ему еще претворить этот материал в большие самостоятельные произведения. Это стремление художника к самостоятельности мы видим в довольно многочисленных графиках в русском стиле, которым он посвящал с очевидной любовью свои немногочисленные  досуги».

Газета «Слово» (Шанхай), 9 февраля 1930 г., стр.9

Войти