Ржевский Л. «…показавшему нам свет». — Франкфурт-на-Майне, 1960

Предыдущее изображение
Следующее изображение

info heading

info content

Ржевский Л. «…показавшему нам свет (оптимистическая повесть)». — Франкфурт-на-Майне: Посев, 1960.

Твердый тканевый переплет, суперобложка. Обычный формат, 142 стр. Хорошее состояние.

На контртитуле автограф автора: «Дорогому Глебу Петровичу Струве  в знак душевного расположения и на память посылает эту книжицу автор. Л.Рже[вский]. [неразб.] 17.III.1961 г.». 

На стр. 140-142 помещена реклама книг, вышедших в издательстве «Посев».

Из аннотации к книге: «Человек, победивший свою смерть и увидевший мир по-иному, во всей его необычайной красоте — герой этой оптимистической повести. Только что отгремели годы Второй мировой войны. В разбитой Германии переводят дух заброшенные из далекой России русские люди: бывшие советские военнопленные, провинциальная саратовская актриса, девушка-остовка. И хоть повесть ведется от первого лица, главный герой в ней другой: москвич, заболевший скоротечной чахоткой, бывший советский офицер Вятич. В руки пишущего от первого лица попадают его записи. Эти записи он вел в те дни, когда врач в туберкулезном санатории приговорил его к смерти в течение ближайших двух недель. В них раскрывается состояние человеческой души, поставленной лицом к лицу с неизбежной кончиной. Многое приходит на память, многое переосмысляется по-иному, в особенности, когда этот человек не поддается нападению панического звериного страха, а в состоянии анализировать свое душевное состояние. Неизбежно возникают и религиозные проблемы даже для такого арелигиозного человека , как главный герой повести Вятич. Он — представитель новой России, отошедшей за последние десятилетия от церковно-религиозных догм и традиций и идущей своим непроторенным путем к Богу. Вопросы смерти и бессмертия решаются по своему, «еретично». Но восприятие Бога у него непосредственно, страстно и чисто. Перед читателем проходят образы людей из старой эмиграции, людей «бывшей» России. В столкновениях и спорах обнажается разница мироощущения и мировосприятия этих людей из двух разных миров, двух Россий. Чудо выздоровления Вятича и любовь его к девушке-остовке Аннушке тесно связаны между собой. Образ героини, лишенный какой-либо эффектности, лишь подчеркивает ее русскую прелесть. Любовь ее к Вятичу, девичья, живая, самоотверженная помощь и забота о нем — все это выглядит естественным и само собой разумеющимся. Сырая мансардная комнатка, в которой поселяются молодожены — нищие, с неизвестным будущим, он — только что вышедший из санатория и снова горящий в жару, она — собирающая в темнеющем осеннем сыром лесу щепки для растопки — «с милым рай и в шалаше», — как определяет ее с ужасом герой. Повесть обрывается, и читатель остается в полной неизвестности относительно судьбы главных героев, судьбы безусловно трагической, но освещенной чудом их любви. Оптимистическая повесть «…показавшему нам свет» — не только читается с огромным интересом, не только написана своеобразным, ярким языком и дарит новые человеческие образы, но и затрагивает самые глубокие и насущные духовные проблемы человека вообще и русского современного человека, в частности».

Войти