Завалишин Вячеслав «Плеск волны», — Нью-Йорк, 1980.

Завалишин В. Плеск волны 1
Завалишин В. Плеск волны 2
Завалишин В. Плеск волны 3
Завалишин В. Плеск волны 4

Завалишин Вячеслав «Плеск волны», —  Нью-Йорк, 1980.

С портретом Вяч. Завалишина работы Киры Скрябиной.

Мягкая обложка, 160 стр. Состояние хорошее.

Сборник стихов известного литератора Русского Зарубежья. С параллельным переводом на английский язык.

В качестве послесловия в сборник включена статья Вяч. Завалишина «Романтические мотивы в русской поэзии и живописи» (стр.112-139), а в качестве приложения — репродукции картин Сергея Швейнфурта, Юрия Бобрицкого, Сергея Голлербаха, Владимира Шаталова, Евгении Кутузовой-Эрес и др. (стр. 140-145).

Автограф художницы Евгении Кутузовой-Эрес на титуле: «Дорогой Марусе от Жени Эрес. 8 марта 1980 г.»  Информацию об адресате автографа найти не удалось. Что касается Евгении Кутузовой-Эрес, то ей посвящено стихотворение Вяч.Завалишина, опубликованное в данном сборнике на стр.60. Репродукция картины «У забытой калитки» работы этой художницы помещена на стр. 145 сборника. Из этого можно сделать вывод о ее дружеских отношениях с Завалишиным. Вероятно, данный сборник был подарен ей автором из малой (неуничтоженной) части тиража.

Большая редкость.

«…В 1980 году [Завалишин] опубликовал поэтический сборник “Плеск волны”. Сборник сейчас достать невозможно. Под тему моря и свое родство с адмиралом царского флота Завалишин получил небольшой грант на издание книги, дал задаток печатнику, а остальные деньги утонули в пучине нью-йоркских баров. Разъяренный печатник тираж автору бесплатно не выдал, уничтожил его, но все-таки, сжалясь, дал автору микроскопическое количество экземпляров на сумму задатка. Море можно считать центральным образом его поздней поэзии: оно родило экзотику парусов и морских штормов, портовых таверн и их обитателей, навело автора на размышления о далеких исторических событиях и вдохновило строки на темы наших дней. Однако трудно сказать, что эти стихи значительны или оригинальны. С первых страниц сборника заметно, что все писалось наспех, небрежно. А жаль. В поэзии Завалишина, как и во всем его творчестве, была тяга к романтическому и мистическому». (Из статьи Валентины Синкевич «Летописец Нью-Йорка Вяч. Завалишин»)

«Конечно же, помимо репортёрства Вячеслав Клавдиевич писал стихи. «Плеск волны» – так назывался его только что вышедший сборник, арестованный печатником за неуплату. Я полистал оставшийся экземпляр: таверны, чаровницы, гитарные переборы, даль странствий, романтика моря… Хуже некуда! Но он был ярче своих стихов и более подлинным, несмотря на легенды, которыми обросло его днище. Не каламбуря с названием сборника, принадлежал он Второй волне эмиграции. Ленинградский филолог. Был взят на войну, попал в плен к немцам. Бежал, скрывался. Был пойман и пытан. Спасся и на этот раз, а после войны подался на Запад. Несмотря на загулы, написал очень толковое, дотошное исследование «Ранние советские писатели». Кто их всех помнит? А он знал. Но его главной работой, прошедшей на «ура» с переизданиями, был стихотворный перевод «Центурий», мрачных предсказаний Нострадамуса. Упрекали его работу в отсебятине, но это трудно доказать без сличения текстов, да и стоит ли? Муть не проверишь ведь мутью. А мои насмешки по поводу его фамилии (разумеется, невысказанные) были определённо напрасны. Завалишины – старый дворянский род со своими адмиралами и мореплавателями. Один из них (впрочем, лейтенант) обошёл вокруг света, а потом участвовал в восстании на Сенатской площади и был осуждён как декабрист. Посидели в баре на 56-й улице два русских странника – Завалишин и Бобышев, что было даже как-то созвучно. Сдержанно поговорили. И разошлись, как в море корабли. Один – романтик, другой – трансценденталист» (Из книги  Дм. Бобышева «Я в нетях»)

Войти