Бетаки Василий Павлович

(29 сентября 1930, Ростов-на-Дону — 23 марта 2013, Осер) Поэт, переводчик, радиожурналист и историк архитектуры.

Сын Павла Васильевича Бетаки — художника-футуриста, работавшего в кино, и пианистки Сабины Борисовны Маркус. Получил имя в честь своего прадеда и деда. Деда мальчик хорошо помнил. Тот учил его столярничать и приучал к лошади. Умение обращаться с лошадьми пригодилось Василию: впоследствии ему случалось преподавать в школе верховой езды.

Пережил блокаду Ленинграда, в которой погибли мать и отец.

«С 1931 года жил в Ленинграде. На Моховой в той самой квартире, которая когда-то была салон Хитрово. Квартира была не совсем отдельная, на две семьи: одну половину мы занимали, [другую] занимал известный тогда киноактер, в основном, немого кино Александр Григорьевич Пантелеев.

Когда [во время блокады] родители умерли, я в течение почти полугода, пять с половиной месяцев, промышлял крысами. Был у меня молоток, были крысьи норки и была мебель, которую можно было колоть и топить. Крысу молотком и на сковородку. Я думаю, что по примерному подсчету штук 500 я съел за это время, пока [не] попал потом в детдом, эвакуацию и так далее.

После смерти родителей я остался практически один, потом уже пошел сам в ближайшее не то РОНО, не то еще что-то. Сказал, что мне надоело одному, сосед уехал, родители умерли, а я тут болтаюсь. Мне кто-то подсказал в булочной, что, мол, сходи. Я сходил, и меня в детдом отправили. Это было весной, в апреле 42-го, а в августе детский дом уехал в Горьковскую область. Оттуда я уехал в Ростов… к бабушке и теткам. Бабушка – это мать отца».

[Из интервью В. Бетаки с Иваном Толстым]

После войны вернулся в Ленинград. Учился на Восточном факультете ЛГУ (иранистика), но  вынужден был прервать учёбу, чтобы избежать ареста. С 1950 года пять лет жил на Дону, где посещал литературное объединение при Ростовском отделении Союза писателей СССР (учёбой молодых литераторов руководил В. Жак).

«Учился в вечерней школе, а днем в Художественном ремесленном… Для реставрации музеев, дворцов — сделали специально ремесленное. Я на скульптурное отделение туда и попал… Правда, не работал после этого ни разу по специальности. Поступил на Восточный, в 48-м половину факультета разогнали. Хороших студентов не выгнали, разогнали тех, кто похуже, и меня в том числе. Потом в Педагогический на один год. Были всякие неприятности за литературный кружок. Кого-то из приятелей прихватили. Я увидел такое дело, взял рюкзачок, сказал управдому, что  уезжаю на Кавказ. Летом, подумаешь, рюкзачок взял и все, и пять лет не возвращался. Тогда учителей было нужно много. Я в сельских школах на Дону каждый год в другой школе работал. А в 56-м вернулся.

В 48-49 году, когда я учился, разные студенческие кружки, литобъединения [существовали]. Но я из тех времен почти никого не помню, кроме Натальи Осиповны Грудининой, которая меня тогда защищала, чтобы меня из литкружков не выгнали, потому что я болтал лишнее. И еще [помню] Маргариту Степановну Довлатову, тетку, которая Сережу [Довлатова] воспитывала. Когда я в 56-м вернулся, стал с приятелями, с каким-то литераторами молодыми [ходить] по издательствам, и тут Довлатова сказала: «Я первый номер выпускаю альманаха «Молодой Ленинград». Взяла у меня одно стихотворение туда. Потом через несколько дней познакомила с другим мальчиком, помладше меня, у которого [взяла] три стихотворения, [они] правда, короткие были, [но] в том же номере напечатаны. Это был мой друг Саша Кушнер. У Маргариты Степановны в кабинете мы [с ним] и познакомились. Я у Довлатовых вообще бывал в доме, но больше с Борей дружил, авантюристом, чем с Сережей».

[Из интервью В. Бетаки с Иваном Толстым]

В 1960 году окончил заочно Литературный институт. Был учеником Павла Антокольского и Татьяны Гнедич.

Однокурсник В.Бетаки, известный ростовский поэт Д. Долинский вспоминал: «Вася всегда с кем-то спорил… Голос его резко выделялся в хоре спорщиков. Спорить с ним было трудно. Он был упрям и убедителен в доказательствах. Вид у него был в это время взъерошенный, непривычный. Например, брюки он почему-то заправлял в гетры крупной вязки. На ногах тяжелые альпинистские башмаки. На голове – всклоченная копна чёрных волос. И вообще – весь его внешний вид был больше зарубежный, чем наш».

Работал учителем, режиссёром самодеятельных театров, инструктором верховой езды, главным методистом Павловского Дворца-музея.

«Я вернулся [в Ленинград] к двоюродному брату, у него сначала жил два месяца примерно, а потом меня взяли в Павловск работать экскурсоводом, дали временно летнюю комнатку в парке. Анна Ивановна Зеленова, директор Павловска, через два месяца (видимо, я пришелся ко двору) сделала меня главным методистом музея и старшим научным сотрудником. Заочника, заметьте, Литинститута в то время. Я десять лет почти проработал [там] замдиректора по экскурсионно-методической работе».

[Из интервью В. Бетаки с Иваном Толстым]

Первое стихотворение опубликовано в 1956 году.  Первая книга стихов «Земное пламя» вышла в 1965 году в Ленинграде. Тогда же вступил в Союз писателей СССР. В 1971 г. стал победителем конкурса перевода трех «главных» стихотворений Эдгара По («Ворон», «Колокола», «Улалюм»), которые год спустя были опубликованы в двухтомнике Эдгара По. Эта публикация стала последней. В 1973 году уехал из страны в эмиграцию.

«В эмиграцию уехал не потому, что [прежде] в первую внутреннюю эмиграцию уехал. Боялся, что посадят… Я уже как переводчик был достаточно известен. [И] своих стихов у меня вышла, правда, плохая книжка. Известность она мне не принесла. А переводы — Байрон, и так далее — это все было, я вполне был на коне. Много было всяких мотивов. В том числе один самый смешной: я понимал, что меня никогда не выпустят. Мир хотел посмотреть, поездить. Но это не единственная причина. Я не могу точно сказать, [было] ощущение, что настало [время]. Была еще одна опасность: я примерно за 10 лет до эмиграции, то есть в 63 или 64 году, связался довольно плотно с Парижем и Франкфуртом, и мне домой привозили книги моряки и прочие [люди], и мое дело было, чтобы их дома не держать — раздавать. Я десять лет этим занимался. Может быть, нервы не выдержали, захотелось уехать. Потому что [это была] подпольная работа, хотя и небольшая, но подпольная».

«Эмиграция началась 18 апреля 73-го года. Вена — неделя. Там было все хорошо, потому что я [владел] языком. Потом Рим…, вернее, не Рим, а Остия, второй дом от моря все лето. Это был хороший курорт. Ждал долго визу, [которую] мне делала «Русская мысль». Затем сюда, в Париж. В Париж приехал осенью 73 года. Первое время занялся рецензированием передач «Свободы» в конторе Макса Ефимовича Раллиса».

[Из интервью В. Бетаки с Иваном Толстым]

С 1973 года жил в пригороде Парижа Мёдон. Двадцать лет являлся внештатным сотрудником Радио Свобода. Одновременно, в течении восемнадцати лет, проработал в журнале «Континент». Один из организаторов подпольной переправки в СССР запрещённых русских книг и журналов, издававшихся на Западе. В течении нескольких лет подряд был приглашенным лектором в Русском Свободном Университете им. А.Д. Сахарова. Читал лекции о русской поэзии в университетах Англии и Шотландии.

Переводил Редьярда Киплинга, Т. С. Элиота, Вальтера Скотта, других европейских и американских поэтов. Выпустил более 15 сборников собственных стихов (большая их часть издана после 1990 года), книгу статей о современных русских поэтах и несколько книг переводов. Свободно владел французским, английским, немецким языками. По словам знакомых, продуктивно работал до последнего дня своей жизни.

С 1989 года стал снова публиковаться на родине. После 1990 года четыре раза приезжал в Россию. Стал постоянным автором петербургского журнала «Звезда».

Скончался в возрасте 82 лет из-за остановки сердца в городе Осере (Франция). Об этом сообщили его родные и знакомые на своих страницах в социальных сетях.  Похорон не было — Бетаки не успел завещать свое тело ученым, как собирался, поэтому его прах был развеян в Ле Гау на Средиземном море.

«Стихи Бетаки отличаются образностью и многоплановостью. Он исходит из непосредственных впечатлений (картин города и природы), но также из политических событий современности и прошлого, подводя к толкованию этих впечатлений. Бетаки обладает отличным чувством формы, ему удается остроумная игра с рифмой».

Вольфганг Казак

Сборники стихов:

  • «Земное пламя» — Ленинград 1965;
  • «Замыкание времени» (из неизданных книг 1966—1973 гг.). — Париж 1974;
  • «Европа — Остров» (стихи 1973—1980 гг.; переводы). — Париж 1981.
  • «Пятый всадник» — Париж 1985;
  • «В граде Китеже» (стихи, написанные в эмиграции с 1973 по 1990). — Ленинград 1991;
  • «Жизнь в полстраницы» (избранная лирика 1962—1992). — Париж 1992;
  • «Стихи 1990—1993 годов». — Париж 1993;
  • «Итог романтизма» (1994—1996). — Париж 1996;
  • «Избранное. Стихи и переводы». — Петербург 1998;
  • «Стихи разных лет». — Москва 2001;
  • «После нашей эры». — Петербург 2004;
  • «Меа» и «Калейдоскоп» — сетевые издания;
  • «Тень Времени» (сетевое издание) 2010 г. Выпущено также в серии книжек «32 полосы» Ростов/Дон — Таганрог. 2010;
  • «Стихи и переводы» (из 15 книг), 400 стр., Одесса 2010, изд. «Альбир»;
  • «Снова Казанова (Мее-муу-А? Ррры!)», Одесса 2010, изд. «Альбир»; Мюнхен 2011 «ImWerden».

Избранные переводы:

  • Песни Ж. Бреля и Ж. Брассенса. — Париж 1985;
  • Р. Киплинг. Стихи (переводы Г. Бена и В. Бетаки). — Париж 1986;
  • Лина Костенко. Избранные стихи. — Париж 1988;
  • Т. С. Элиот. «Коты». — Москва 1999;
  • Вальтер Скотт. «Мармион», роман в стихах. Изд. РАН «Литературные памятники», СПБ 2000;
  • Сильвия Плат. Избранные стихи. — Москва 2000;
  • «Сэр Гавейн и Зелёный рыцарь» (Изд. РАН «Литературные памятники» Москва);
  • Сильвия Плат, «Полное собр. стихотворений» изд. РАН «Литературные памятники» — Москва. 2008;
  • Дилан Томас, авторское каноническое собрание стихов (полностью, впервые на русском языке). Перевод В. Бетаки, статья и комментарии Елены Кассель. Подготовлено для «Литературных памятников», но выпущено только как сетевое издание.

Критика:

  • «Русская поэзия за 30 лет» (статьи о 86 поэтах). Нью-Хейвен, США, 1987. Второе издание исправленное и изменённое в «Живом журнале» автора, 2009—2010;
  • «Поэт своей судьбы (Вадим Делоне)»;
  • «С неводом по берегу Леты» (об 11-ти забытых поэтах);
  • «О корнях некоторых произведений М. Лермонтова и Эдгара По».

Василий Бетаки в сети:

Войти