РУССКОГО ШАНХАЙЦА
«Взгляд оставляет на вещи след»
Иосиф Бродский

Официальный сайт «русского шанхайца» Михаила Дроздова, на страницах которого он предпринимает попытку рассказать о себе через призму давнего увлечения – коллекционирования редких эмигрантских изданий. Автор сайта надеется, что ему удастся послужить как делу дальнейшей популяризации известных эмигрантских авторов, так и извлечению из-под завалов времени полузабытых имен деятелей русского зарубежья. Подробнее об этой коллекции...

  • КНИГИ

    Книги и журналы, изданные как в эмиграции, так и на родине; с автографами и без.

  • КАРТИНЫ

    Картины русских и зарубежных художников, прочие предметы искусства.

  • ПИСЬМА

    Письма и документы эмиграции, рукописи, фотографии.

  • РАРИТЕТЫ

    Прочие раритеты: открытки, денежные знаки, личные вещи деятелей эмиграции и т.п.

Предметов в коллекции: 1142 / На сайте: 948
Последние 16 предметов в коллекции


«К подержанным вещам,
имеющим царапины и пятна,
у времени чуть больше, вероятно,
доверия…»
Иосиф Бродский

Вся коллекция

«Уроженец Владивостока!
Такому с самого детства
От Пушкина и от Блока
Уже никуда не деться!»
— Иван Елагин

  • Жорж Сименон «Трубка Мегрэ»

    29
    МАЙ

    Жорж Сименон «Трубка Мегрэ», Москва: Мысль, 1981, 576 стр.

    Книги Сименона в общественном сознании в основном проходят по жанру «развлекательная литература». А ведь это совсем не так. Я тут недавно узнал, что он многократно, и вполне заслуженно, по моему мнению, был номинирован на Нобелевскую премию. Кстати, в 1958, 1965 и 1970 гг., когда награда доставалась русским писателям, Сименон неизменно был одним из тех, кто составлял им конкуренцию.

    В СССР его любили и часто переводили, причем не только и не столько ценя занимательность его романов, но и за их неизменный обличительный подтекст, «критику буржуазного строя», их «гуманистический характер», под которым понималось внимание к проблемам маленького человека, которому приходится туго в условиях западного общества и стиля жизни.

    Романы о комиссаре Мегрэ, вошедшие в сборник, я читал еще в юности. А вот так называемые «социальные» вещи Сименона меня тогда не заинтересовали, и открыл я их для себя, по-настоящему, только сейчас. «Поезд из Венеции», «Льет дождь» и «Президент» — это не просто добротная проза. Это сильные, глубокие повести оставляющие по прочтении горькое послевкусие, но при этом пробуждающее светлые и добрые чувства. Там есть над чем задуматься, о чем погрустить и даже поностальгировать.

    Прочтём до конца?

  • Валентина Синкевич «Вспоминая Михаила Крепса»

    24
    АПР

    В «Коллекции русского шанхайца» имеется первый сборник стихов Михаила Крепса «Интервью с птицей Феникс» с автографом автора, адресованным большому русскому поэту Юрию Кублановскому. О том, кто такой Михаил Крепс, читайте в очерке Валентины Синкевич:

    Сейчас я, наконец, взялась за приведение в порядок своего довольно объемистого эпистолярного архива. Почти на пороге девяностолетия это необходимая и, по понятной причине, весьма неотложная работа. Нужно сказать, и эмоциональная тоже, поскольку вспоминается прошлое: дружбы, расхождения, обмен творческими замыслами, споры о том или ином литературном произведении… Но нередко самое главное при чтении этих писем – ощущение боли от безвозвратной потери многих друзей-коллег. Правда эта боль нередко совмещается и с большой радостью: воскрешение памяти о людях, близких по духу, творчеству, времени.

    Вот, совсем недавно, добравшись с грехом пополам до буквы «К», с ёкнувшим сердцем вынула папку с письмами (все рукописные) Михаила Крепса, прекрасного поэта, литературного критика, а для меня и долголетнего «друга Миши». Он ушел из жизни до обидного рано: в 54 года! Как тут не вспомнить строки Евгения Евтушенко: «Но из множества несправедливостей / наибольшая – все-таки смерть». Прочтём до конца?

  • Вознесенский Андрей «Ты меня никогда не забудешь…»

    21
    ФЕВ

    Вознесенский Андрей «Ты меня никогда не забудешь…», — Санкт-Петербург: Азбука, 2013, 288 стр.

    В сборник вошли стихотворения поэта разных лет. Конечно же я много знал стихов Вознесенского и раньше. А еще раньше, наверное с 10-12 лет, завороженно слушал пластинки с его бесподобным авторским чтением. Но за этот сборник решил взяться именно по той причине, что захотелось припомнить «всего Вознесенского».  Его ранняя поэзия носила все признаки гениальности. Шедевры появлялись один за другим до начала семидесятых: «Гойя», «Пожар в архитектурном институте», «Осень в Сигулде», «Параболическая баллада», «Тишины»… К тому же периоду относятся и такие превосходные стихи, как: «Не возвращайтесь к былым возлюбленным…», «Вальс при свечах», «Ностальгия по настоящему», «Песня акына», «Васильки Шагала», «Заповедь»… А потом… Потом Андрей Андреевич становится просто крепким, в чем-то даже замечательным стихотворцем. Но не более. Откровенно плохих стихов, во всяком случае в этом сборнике, почти что и нет. Но уже нет, пожалуй, и того юного гения, которого так полюбил и оценил Пастернак. Да, пошли песни, которые помнят и сегодня: «Миллион алых роз», «Рэгтайм» (‘Полюбите пианиста’), «Песня на ‘бис’», «Сага» (‘Ты меня на рассвете разбудишь’)… Но мне, как читателю, примерно к середине сборника стало, скажу честно, трудновато продвигаться дальше.  Я увяз в нем, и лишь моя привычка не бросать чтение, позволила дойти до финала, где была боль его ухода, сформулированная напоследок в отличном стихотворении с таким же названием — «Боль».

    Прочтём до конца?

  • Территория заботы

    6
    ФЕВ

    Интервью первоиерарха Русской православной церкви заграницей митрополита Илариона Михаилу Дроздову (2009 год).

    В январе 1990 года я, тогда еще студент юридического факультета Дальневосточного университета во Владивостоке, получил из Нью-Йорка большую посылку с православной литературой. К посылке прилагалось письмо. Вот небольшая цитата из него: «Дорогой о Господе Михаил Владиславович! Православные русские люди, волей судеб оказавшиеся на чужбине, всегда считали себя частью Родины, а Зарубежная Церковь — частью Русской Православной Церкви. Поэтому мы тоже переживаем за нашу страну, молимся о ее возрождении и о Божием благословении российского народа. Просим и ваших молитв о нас, русских в рассеянии, да не помешают нам временные препоны духовно составлять единое целое». Это письмо я бережно хранил все эти годы. Его автор — тогда епископ Манхэттенский, а ныне Первоиерарх Русской православной церкви заграницей, архиепископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский Иларион. Прочтём до конца?

© 2013-2016 «Коллекция русского шанхайца»

Для использования материалов коллекции в какой бы то ни было форме, требуется письменное разрешение владельца сайта.

Пожалуйста, напишите ваше имя. Пожалуйста, введите ваш e-mail. Пожалуйста, оставьте сообщение.
Войти