РУССКОГО ШАНХАЙЦА
«Взгляд оставляет на вещи след»
Иосиф Бродский

Официальный сайт «русского шанхайца» Михаила Дроздова, на страницах которого он предпринимает попытку рассказать о себе через призму давнего увлечения – коллекционирования редких эмигрантских изданий. Автор сайта надеется, что ему удастся послужить как делу дальнейшей популяризации известных эмигрантских авторов, так и извлечению из-под завалов времени полузабытых имен деятелей русского зарубежья. Подробнее об этой коллекции...

  • КНИГИ

    Книги и журналы, изданные как в эмиграции, так и на родине; с автографами и без.

  • КАРТИНЫ

    Картины русских и зарубежных художников, прочие предметы искусства.

  • ПИСЬМА

    Письма и документы эмиграции, рукописи, фотографии.

  • РАРИТЕТЫ

    Прочие раритеты: открытки, денежные знаки, личные вещи деятелей эмиграции и т.п.

Предметов в коллекции: 1142 / На сайте: 914
Последние 16 предметов в коллекции


«К подержанным вещам,
имеющим царапины и пятна,
у времени чуть больше, вероятно,
доверия…»
Иосиф Бродский

Вся коллекция

«Уроженец Владивостока!
Такому с самого детства
От Пушкина и от Блока
Уже никуда не деться!»
— Иван Елагин

  • Соловьев В., Клепикова Е. «Довлатов вверх ногами»

    27
    НОЯ

    Соловьев В., Клепикова Е. «Довлатов вверх ногами», — Москва: Коллекция «Совершенно секретно», 2001, 192 стр.

    Вслед за «мемуаром» Валерия Попова решил прочитать еще одну книгу о Довлатове, о которой слышал весьма неоднозначные отзывы. Книжка эта — двухчастная. Первая часть — «документальная», вторая — «художественная». При этом, и от той и от другой остается довольно странное ощущение. Соловьев с Клепиковой действительно довольно хорошо знали Довлатова еще с питерских времен, а в Нью-Йорке так и вовсе были соседями. В этом смысле, открывающий книгу «Разговор соавторов», а также «Довлатов на автоответчике» и «Трижды начинающий писатель» содержат определенные небезынтересные оценки, а также описание каких-то эпизодов из жизни героя и его окружения, на которые авторы имеют некоторый мандат по праву очевидцев. Но нужно заметить, что концентрироваться они предпочитают на том, что представляет фигуру Довлатова как писателя-середняка, человека без всякого личного шарма, упирая, что именно так  он сам к себе и относился.

    А вот вторая, «художественная» часть меня совсем озадачила. Документальный жанр все же удерживал авторов в поле реальных событий. Назвав последующие произведения — «Призрак, кусающий себе локти» и «Post Mortem» — повестями, повествование в которых ведется от имени неких придуманных персонажей, В.Соловьев дал себе волю высказать о своих героях, в первую очередь о Довлатове и Бродском, которые названы, фактически, реальными именами, все то, что по-видимому не решался сказать прежде. Прочтём до конца?

  • Валентина Синкевич «Ираида Лёгкая»

    24
    ОКТ

    В день праздника Успения 28 августа 2020 года в Нью-Джерси на 89 году жизни скончалась поэтесса и общественный деятель Ираида Лёгкая (Ираида Иоанновна Пушкарёва), дочь священника Псковской миссии, затем епископа РПЦЗ Иоанна (Лёгкого) (1907–1995), корреспондент Русской службы «Голоса Америки» (1963 –1987), автор «Посева», супруга многолетнего председателя НТС и директора издательства «Посев» Бориса Сергеевича Пушкарёва. В память об ушедшем поэте публикуем очерк о ней, написанный известным представителем «второй волны» эмиграции Валентиной Синкевич. В «Коллекции русского шанхайца» имеются книги Ираиды Лёгкой, а приводимое Валентиной Синкевич в конце очерка стихотворение «Русским пленным Второй мировой войны» имеется у нас в машинописи с подписью автора.

    Ираида Иоанновна Лёгкая (в первом замужестве Ванделлос, во втором – Пушкарева) – представительница второго поколения первой эмиграции. Она родилась в 1932 году в Тартаке (Латвия) в семье православного священника – о. Иоанна Легкого, впоследствии 50 лет прослужившего в Русской зарубежной церкви и после принятия монашеского пострига, возведенного в сан епископа. С тридцатых по сороковые годы семья жила в Риге. Перед приходом советских войск в 1944 г. немцы вывозили духовенство с семьями в Германию. Таким образом, Легкие – родители и две дочери – очутились в Судетах, которые в 1945 г. заняла Красная армия. Они думали вернуться в Латвию, но от этого их отговорили советские солдаты, откровенно беседуя с ними «с глазу на глаз», – пишет Ираида Лёгкая. Прочтём до конца?

  • Попов Валерий «Довлатов»

    19
    ОКТ

    Попов Валерий «Довлатов», — Москва: Молодая гвардия, 2015, 355 стр.

    По поводу этой книги у меня осталось два недоумённых вопроса: почему она опубликована в серии ЖЗЛ и чем так насолил Валерий Попов наследникам своего героя, что они запретили цитировать его письма, а также использовать в книге какие-бы то ни было фотографии, на которых запечатлен Довлатов? Мемуар Попова весьма далек от биографического академизма знаменитой серии издательства «Молодая гвардия». И выйди он под другой обложкой, лично у меня вообще не было бы к этой симпатичной и, в целом, довольно доброжелательной к Сергею Донатовичу книге, ровно никаких претензий. По стандартам ЖЗЛ в ней многовато Валерия Попова, а вот для жанра воспоминаний — в самый раз. Мне показалось в ней ценным то, что писателя Довлатова мы видим глазами человека, который его знал достаточно хорошо в те далекие годы, когда будущий классик был еще в статусе вечно начинающего автора, бродящего по редакциям и мечтающего опубликовать хоть что-нибудь из своих, имеющихся на тот момент, еще довольно несовершенных вещей.

    Прочтём до конца?

  • Владимир Марамзин. Библиография

    26
    СЕН

    Этот писатель одновременно и известен и неизвестен. В данности этой — его судьба и его достоинство. Его имя не раз ярко вспыхивало, а потом неожиданно растворялось; снова появлялось и опять исчезало. Так было, когда он публикует во второй половине 1960-х яркие, написанные в иронической манере книги и рассказы для детей, а к началу 1970-х вынужденно замолкает. Так было, когда в 1972—1974 гг. он совершает, привлекший к себе внимание, «литературный подвиг», предприняв титаническую работу по сбору разрозненного материала и составлению для самиздата машинописного собрания сочинений в 5-ти томах «широко известного в узких кругах» Иосифа Бродского, путь которого к Нобелевской премии, случившейся через полтора десятка лет, тогда еще вряд ли кем-то просматривался. Вскоре этот труд послужит поводом для произошедшего 24 июля 1974 г. ареста Марамзина, и прекращению, до самой перестройки, упоминаний его имени в СССР. Суд, проходивший в Ленинграде 19-21 февраля 1975 г., приговаривает его к 5 годам условного заключения, а писателю было предложено уехать на Запад. Прочтём до конца?

© 2013-2016 «Коллекция русского шанхайца»

Для использования материалов коллекции в какой бы то ни было форме, требуется письменное разрешение владельца сайта.

Пожалуйста, напишите ваше имя. Пожалуйста, введите ваш e-mail. Пожалуйста, оставьте сообщение.
Войти